Приоритетом современной образовательной парадигмы является духовно-нравственное воспитание личности школьника. Святейший патриарх Московский и всея Руси Кирилл в своём Слове на открытии XVIII Международных Рождественских Образовательных Чтений (2010 г.) сказал, что «школьное образование призвано не только обеспечивать трансляцию научных знаний и представлений новым поколениям, но и формировать ценностные идеалы и ориентиры, утверждать в сознании и душах учеников базовые мировоззренческие понятия с учётом нашего исторического опыта и отечественной культурной традиции, складывающейся на протяжении многих веков». Непременной составляющей самосознания человека, определяющей его принадлежность к определённой культуре, является национальный язык, воплощающий в себе духовные и исторические традиции народа. Именно Слово является основным средством формирования и трансляции духовно-нравственных установок народа. Путь к гармонии знаний и нравственности начинается со Слова как национально-культурного феномена, как системы смыслов, раскрывающей знания о мире и моделирующей поведение человека в нём.

 Современная лингвокультурология, занимающаяся изучением взаимосвязи и взаимодействия языка и культуры, исследует воплощение фрагментов языковой картины мира в культурно маркированных языковых единицах, какими выступают прежде всего лингвокультурные концепты. Являясь сложным лингво-ментальным феноменом, концепт представляет собой единицу, направленную на комплексное изучение языка, сознания и культуры.

 Изучение нравственных духовных понятий является одной из актуальных методических проблем, поскольку организация уроков, посвященных морально-нравственным категориям, требует от учителя не только высокого уровня этической компетенции, но и умения организовать продуктивную деятельность учащихся. Полагаем, что использование приёмов концептуального анализа при изучении понятий добро и зло, правда и ложь, свобода и ответственность, совесть и долг, обида, подвиг, милосердие, любовь, радость, честь и т.п., будет  способствовать формированию у учащихся устойчивых представлений о нравственности и духовности и, таким образом, являться инструментом духовно-нравственного воспитания.

 Освоение национальной культуры предполагает постижение подрастающим поколением системы актуальных для национального мировоззрения концептов, составляющих национальную концептосферу. Полагаем, что использование элементов концептуального анализа на уроках русского языка, литературы, словесности, истории и других гуманитарных дисциплин является эффективным приемом, позволяющим формировать морально-нравственные установки учащихся и постигать православные основы национальной культуры.

 Метод исследования концептов, репрезентации их содержания получил название «концептуального анализа», однако в лингвистике пока нет однозначного его понимания. С. Е. Никитина отмечает некоторую двусмысленность этого термина, поскольку «концептуальный анализ» может обозначать и «анализ концептов» и «анализ с помощью концептов или анализ, имеющий своими предельными единицами концепты» [Никитина 1991: 117]. Тем не менее, вопрос о методе анализа концептов представляется чрезвычайно важным для лингвистической концептологии, так как вопрос о методе исследования концептов в конечном итоге сводится к вопросу о реальности существования самих концептов и правомерности их выделения. А. А. Залевская, критикуя стилистическую подмену терминов концепт и понятие и использование термина концепт в качестве некоего «маркера», указывающего на современность исследования в некоторых кандидатских и докторских диссертациях, подчёркивает, что «концепты сопоставляются и классифицируются по их содержанию и объёму, подвергаются исключительно логическим операциям, описываются через применение компонентного анализа» [Залевская 2005: 234]. Следовательно, методы и приёмы описания содержания концептов должны опираться не только на традиционные лингвистические методы описания содержания лексикографического значения, к которым относят логический метод, метод интроспекции, анализ употребления слова в различных устных и письменных текстах, метод компонентного анализа, но и включать в себя отдельные операции, позволяющие выявить специфику концепта как лингво-ментального феномена, являющегося, с одной стороны, единицей ментального лексикона сознания индивида, а, с другой стороны, единицей, отмеченной национально-культурной спецификой народа-носителя языка. Хотя Р. М. Фрумкина указывает на то, что концептуальный анализ не является каким-то определённым методом экспликации концептов, и полагает, что «соответствующие работы объединены некоторой относительно общей целью» и различаются только путями её достижения [Фрумкина 1992: 3], представляется, что способ анализа концептов напрямую детерминируется общим подходом исследователя к пониманию его сущности.

 Принципы семантико-когнитивного анализа концептов наиболее подробно описаны в монографии З. Д. Поповой, в которой автором сопоставлены традиционные методы описания лингвистического значения слова и методы концептуального анализа, выявлены их сходства и различия, проиллюстрированные примерами различных приёмов анализа конкретных концептов. Под лингвокогнитивным описанием концепта автор понимает «особую лингвистическую процедуру», главное отличие которой от лексикографического и психолингвистического описания значений заключается в выделении в концепте когнитивных признаков, а не отдельных значений, в упорядочении этих когнитивных признаков по принципу поля от ядра к ближней, дальней и крайней периферии [Попова 2007: 175 – 176].

  Представленная в общем виде методика когнитивного анализа концепта [Попова 2007: 159 – 217] позволяет заключить, что когнитивное исследование концепта основано на сочетании традиционных лингвистических и экспериментальных методов исследования, соотносящихся с этимологическим, лексикографическим, историческим, психолингвистическим, сопоставительным и социологическим исследованиями, т.е. носят комплексный характер, что позволяет отразить  многоуровневую структуру концепта.

 Базовый слой и интерпретационное поле, составляя структуру концепта, могут быть выявлены и экспериментальными психолингвистическими методами. Словари разных типов, безусловно, отражают многие стороны содержания концепта, тем не менее часто важная для понимания содержания концепта информация эмоционального и оценочного плана остаётся за пределами словарной статьи. Результаты психолингвистических экспериментов позволяют дополнить представление о содержании концепта, сложившееся при изучении материалов лексикографических источников, текстового материала, а также конкретизировать это представление относительно определённой группы носителей языка. При достаточно большом количестве испытуемых результаты эксперимента могут рассматриваться как отражение тех элементов концепта, которые являются «национально значимыми», достигается это путём использования метода свободного ассоциативного эксперимента. Этот метод позволяет выявить наибольшее количество различных признаков концепта; частотность реакций свидетельствует об их актуальности/неактуальности в сознании испытуемых. Ассоциативный эксперимент предоставляет возможность выявления национально-культурной специфики образов сознания носителей языка. Другой вид психолингвистического эксперимента – рецептивный эксперимент; его цель – исследование знания, понимания значения языковой единицы носителями языка.

  Таким образом, экспериментальные методики позволяют выявить содержание концепта как индивидуального достояния индивида, а суммирование однотипных реакций реципиентов позволяет выявить коллективные когнитивные структуры сознания носителей языка и определить их социальные (гендерные, возрастные, профессиональные и проч.) детерминанты.

  Методика освещения смыслового потенциала концепта в определённой культуре, предложенная В. И. Карасиком, получила название «методика изучения культурных доминант», лингвистическое исследование которых осуществляется путём комбинирования традиционных лингвистических методов исследования, таких как сплошная выборка лексических и фразеологических единиц, анализ прецедентных текстов и словарей, сборников пословиц и афоризмов; и экспериментальных методов, таких как разработка анкет, включающих одиночные суждения для интервьюирования носителей языка с целью выявления аксеологической составляющей явления. При анализе лингвокультурных концептов используются следующие приёмы:

1) семантический анализ слов, называющих имена концептов;

2) этимологический анализ этих имён;

3) семантический анализ переносных, ассоциативных значений слов, воплощающих концепты;

4) интерпретационный анализ контекстов, в которых употребляются слова и словосочетания, обозначающие и выражающие концепты;

5) интерпретативный культурологический анализ ассоциаций, связанных с определённым концептом;

6) интерпретативный анализ ценностно-маркированных высказываний (пословиц, афоризмов, цитат), выражающих определённые концепты;

7) анализ коротких сочинений, написанных информантами на тему, соответствующую содержанию исследуемого концепта;

8) анализ ассоциативных реакций информантов на вербальное обозначение концепта [Иная ментальность 2005: 33 – 34]. Примерами использования данных приёмов концептуального анализа являются приведённые в монографии «Иная ментальность» [Иная ментальность 2005] лингвокультурные концепты «приватность», «пунктуальность» и «умение жить», являющиеся ключевыми соответственно в американской, немецкой и французской лингвокультурах.

Под концептуальным анализом Т. Ю. Передриенко понимает «совокупность приёмов и методов, необходимых для исследования концептов и репрезентации их содержания»; план концептуального анализа включает в себя следующие необходимые процедуры:

1)   определение всего ряда языковых выражений концептов;

2)   рассмотрение этимологии «имён концептов» с целью изучения концептов в диахронии и установления механизмов их формирования;

3)   обращение к культурному ракурсу становления концептов, поскольку когнитивные лингвистические исследования не могут игнорировать культурный фон носителей языка;

4)   анализ словарных дефиниций слов, вербализующих концепты, для раскрытия понятийной составляющей концептов и определения их места в языковой картине мира;

5)   изучение сочетаемости свойств слов, вербализирующих концепты, что позволяет выявить их признаки;

6)   выявление концептуальных метафор;

7)   построение полевых моделей концептов;

8)   сопоставление аналогичных концептов разных лингвокультур [Передриенко 2005: 124].

  В представленном плане концептуального анализа, помимо общих процедур анализа слова-имени концепта, следует особое внимание обратить на пункт, посвящённый анализу культурного ракурса становления концепта, который, на наш взгляд, является ключевым для лингвокультурологических исследований и не может быть сведён только к выявлению культурного фона носителей языка.

Таким образом, концептуальный анализ позволяет соединить в себе языковую и культурную семантику слова, что является принципиальным вопросом в лингвокультурологических исследованиях концептов.

  Продуктивным методом изучения концептов во многих диссертационных исследованиях последних лет предстаёт дискурсный анализ. Под дискурсом понимают «связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами; текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах)» [ЯБЭС 2000: 136]. Ценность дискурсного подхода к исследованию концептов определяется самой природой дискурса, его лингвосоциальным, динамическим характером. Дискурс оказывается одновременно и «средой обитания», и «средством реализации концептов», и тем, что влияет на их изменение и развитие. В. З. Демьянков утверждает, что дискурс часто концентрируется вокруг некоторого опорного концепта, создаёт общий контекст, описывающий действующие лица, объекты, обстоятельства, поступки и т.п., определяясь не столько последовательностью предложений, сколько тем общим для создающего дискурс и его интерпретатора миром, который строится по мере развёртывания дискурса [Демьянков 1982: 7].

  Таким образом, из сказанного следует, что, во-первых, под концептуальным анализом следует понимать совокупность специальных приёмов и операций, направленных на всесторонний анализ концепта как лингво-метнального феномена; во-вторых, выбор конкретного приёма анализа концепта определяется многими факторами, важнейшими из которых являются подход исследователя к интерпретации концепта, специфика его репрезентации, степень изученности исследуемого концепта в лингвоконцептологии и под.; в-третьих, концептуальный анализ предполагает сочетание традиционных лингвистических методов исследования языковой семантики и экспериментальных методов; в-четвёртых, анализ лингвокультурных концептов должен носить комплексный характер, т.е. быть направленным не только на выявление способов его языковой репрезентации, но и на выявление смыслового потенциала концепта в рамках данной лингвокультуры.

 «Имеют ценность и наблюдения, и интроспективные определения, и гипотетические модели, и социологические и социолингвистические эксперименты, и анализ значений слов, фразеологизмов, паремий, художественных и деловых текстов. Поэтому в качестве главного метода изучения концептов выступает интерпретативный анализ – основной метод герменевтики», – пишет В. И. Карасик [Карасик 2004: 146].

 Все эти элементы концептуального анализа с успехом можно использовать в школьной практике при организации самостоятельного научного исследования учащихся. Работа по исследованию концептов, несомненно, не только формирует устойчивый познавательный интерес к  изучению русского языка, но и раскрывает духовную сущность концептов-констант русской культуры, способствует постижению глубинных, исконных смыслов Слова.

Литература:

  1. Никитина, С. Е. О концептуальном анализе в народной культуре [Текст] /  С.Е. Никитина // Логический анализ языка. Культурные концепты. – М.: Прогресс, 1991.
  2. Залевская, А. А. Психоингвистические исследования. Слово. Текст. Избранные труды [Текст] / А. А. Залевская. – М.: Гнозис, 2005. – 543 с.
  3. Попова, З. Д. Когнитивная лингвистика [Текст] / З. Д. Попова, И. А. Стернин. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2007. – 314 (6) с.
  4. Иная ментальность [Текст] / В. И. Карасик, О. Г. Прохвачева, Я. В. Зубкова, Э. В. Грабова. – М.: Гнозис, 2005. – 352 с.
  5. Передриенко, Т. Ю. Модели концептуального анализа [Текст] /   Т. Ю. Передриенко // Новая Россия: новые явления в языке и науке о языке: Материалы Всеросс. науч. конф., 14 – 16 апр. 2005 г., Екатеринбург, Россия / под ред. Л. Г. Бабенко. – Екатеринбург: Из-во Урал. ун-та, 2005. – С. 119 – 124.
  6. Демьянков, В. З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода [Текст] /  В. З. Демьянков // Вопросы языкознания. – 1994. – №4. – С. 12 – 18.
  7. Дж. Лакофф, М. Джонсон. Метафоры, которыми мы живём// Язык и моделирование социального взаимодействия [Текст] /  Дж. Лакофф: Сборник статей / Общ. ред. В. В. Петрова. – М.: Прогресс, 1987. –  С. 126 – 170.
  8. Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс [Текст] /   В. И. Карасик. – М.: Гнозис, 2004. – 330 с.